Забыли пароль?
 
Войти
через
  
От романтизма к постмодернизму: простая формула современного искусства
Современное искусство нередко вызывает раздражение у зрителя — все так сложно, малопонятно, сплошные «измы», в которых черт ногу сломит. Арт-аналитик и преподаватель искусства Алексей Шадрин убежден: чтобы разобраться в нем и научиться получать от него удовольствие, достаточно понять, какая мотивация и возможности для заработка были у художников и режиссеров в разные периоды времени. Оставим сложную терминологию для музейных гидов, просто пройдемся по нескольким эпохам и разберемся, что такое современное искусство и почему так важно дать ему шанс быть понятым.
Вообще-то, современное искусство не такое уж и современное – отмечает Алексей Шадрин. Этот период длится начиная с середины XIX века – и до сегодняшнего дня. Предпосылки для его зарождения появились еще в XVII веке в расцвет эпохи просвещения, формулу которой озвучил Рене Декарт: “мыслю, следовательно, существую”. Это был прекрасный период в истории человечества, давший мощный толчок для развития науки и просвещения – но он закончился.

Романтизм: восторг как главная эмоция
Новая эпоха началась со слов Иммануила Канта: “Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом – звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас”. Примерно тогда же, в конце XVIII века, возникает новая формула.
“Она не озвучивается умным дядей, а рождается как некий перепев формулы Декарта: чувствую, следовательно, существую. И с этого момента начинается фактически новый исторический период, построенный на примате чувстваромантизм. Это не художественный стиль и даже не умонастроение, а именно период. И главная его формула: как бы ни было тяжело, все вызывает восторг, включая звездное небо над головой, птички, цветы или море”, – рассказывает Алексей Шадрин.
Отказ от “холодной рассудочности” и появление “движения жизни” в живописи можно увидеть на картинах Франсиско Гойи, Эжена Делакруа, Уильяма Тернера и других художников этой эпохи.
Последний рейс корабля «Отважный». Уильям Тернер
Ранний модернизм: прерафаэлиты vs фотография
В середине XIX случилась настоящая катастрофа для живописи: Луи Жак Манде Дагер запатентовал светочувствительную пластину и тем самым создал фотографию. Если раньше портрет могли получить только состоятельные люди, наняв для этого художника, то теперь обыватель имел возможность увековечить себя буквально за копейки. Дагеротипы пользовались огромной популярностью и создали невообразимый демпинг в живописи. Художники остались не у дел и без средств к существованию.
Дагеротип Дороти Кэтрин Дрейпер, Джон Уильям Дрейпер
Сначала у мастеров живописи была истерика – и десять лет спустя, в 1848 году в Англии в знак протеста против фотографии появились прерафаэлиты.
“Почему они набросились на Рафаэля, а не на Микеланджело и не Леонардо? Просто потому что «прерафаэлиты» проще звучит. Смысл этого направления заключается в том, что художники до Рафаэля не занимались «рисованной фотографией», а вот все, кто были после негоэто одна сплошная «фотография» в живописи. Проще говоря, был кто до Рафаэля хорошие, а послеплохие”.
До Рафаэля был Боттичелли, и в знак протеста против дагеротипов художники начали подражать ему. Такие мастера, как Джон Стэнхоуп, работали в «ботичеллевском» духе – плоскостные театральные композиции, слабая светотень, контуренные фигуры.
Это был протест, но, по мнению Алексея Шадрина, то был протест против своей невостребованности. К сожалению, фундаментального влияния на живопись прерафаэлиты так и не оказали.
«Любовь и дева», Джон Стэнхоуп
Хроматизм: искусство цвета против фотографии
Ажиотаж вокруг фотографии продолжался, конкуренция с живописью была невероятная. Художники лишились постоянных заказов и остались со свободным рынком один на один, поэтому недостаточно было создавать что-то лишь в знак протеста. К счастью, уровень жизни во Франции и Англии – флагманах живописи в XIX веке – был значительно лучше, чем столетие назад, когда можно было легко скатиться в нищету. Поэтому художники смогли себе позволить создавать что-то новое и предлагать зрителю новые произведения без риска умереть от голода. А для этого надо быть настоящим мастером, “закаленным бойцом”.
И вот, спустя почти четверть века после “восстания” прерафаэлитов и откровенного пролапса в живописи, появляется Эдуард Мане. Он напомнил о том, что в арсенале художника есть мощное оружие, которого нет у фотографии – цвет.
“Цветвот что становится во главу угла. В 1862 году Мане представил картину «Пожилой музыкант», где справатемные и коричневые тона, слевасветлая палитра. С этой работы открывается новая эпоха хроматизма, когда цвет становится культовым. Фотография была на это не способна. И вот у художника снова появляется хлеб и возможность предложить зрителю что-то серьезное”,говорит арт-аналитик.
«Пожилой музыкант», Эдуард Мане
Эпоха хроматизма наполнена различными “измами”, отмечает Алексей Шадрин. Поначалу это хорошо известный импрессионизм, потом постимпрессионизм, синтетизм, фовизм. А завершился хроматический хайп шедеврами Анри Матисса, в которых цвет доведен до безумства и полного озверения. После знаменитого панно “Танец” стало понятно, что больше нет инструментов достучаться до восприятия зрителя через цвет – все уже сказано и сделано.
Ранний модернизм: провокация и эпатаж
Эпохе хроматизма окончательно пришел конец в 1908 году, когда в мир искусства ворвались, по словам Шадрина, “молодые амбициозные мужики, отличавшиеся большой наглостью” – Пабло Пикассо и Жорж Брак. Эти художники не обладали большим колористическим дарованием, зато они очень хотели признания и денег. И тогда появилась картина, рабочее название которой звучало как “Авиньонские шлюхи”, но нам она известна как “Авиньонские девицы”. Так началась эпоха раннего модернизма, когда было невозможно конкурировать с фотографией цветом, но вот формой – еще как.
«Авиньонские девицы», Пабло Пикассо
«Лучшей иллюстрацией отношения зрителя к новой форме живописи стал эпизод из фильма «Приключения принца Флоризеля». Художник, прототипом которого очевидно был Пикассо, предложил не портрет, а провокацию. И если принц ничего не понял, что «гопники», которые пришли к нему в гости, моментально распознали образ «клетчатого», потому что знали его. Когда мы видим у Пикассо «каляку-маляку», нужно знать – он написал так, не потому, что не умеет рисовать. А просто он использует принципиально иной подход в живописи, цель которого – спровоцировать зрителя», – поясняет арт-аналитик.
Эпизод из фильма Евгения Тарковского «Приключения принца Флоризеля»
Освойте язык современного искусства, поняв Пикассо. У Алексея Шадрина есть отличный класс в LiveClasses – Секреты современного искусства: Пабло Пикассо.
Поздний модернизм: абсурд для исцеления души
Тренд на провокацию, заданный Пикассо и Браком, длился бы и дальше, если бы не Первая мировая война. Реакция мирового сообщества была примерно та же, что и у нас на первую волну коронавируса: паника, шок, ужас, непонимание, как жить дальше. Искусство разбивается на мелкие кусочки, из которых появился калейдоскоп – поздний модернизм.
Оказалось, что душа человеческая в кошмарной обстановке войны лучше всего лечится абсурдом. Когда в противовес безумию мира появляется абсурд, становится как-то легче. В период с Первой и до начала Второй мировой войн искусство идет по пути абсурда. Эта эпоха делится на два периода: дадаизм и сюрреализм. Появилось очень много новых образов в кино, которые неискушенному зрителю могут показаться полным бредом. Но в состоянии острой боли, в которой находилась Европа, они действовали как болеутоляющее.
Эпизод из фильма Рене Клера «Антракт»
«Антракт» – это французское понимание абсурда, исцеляющего душу. Немцы же считали, что нужно самое мощное лекарство, и создали немецкую версию экспрессионизма, который можно назвать «выраженчество». Экспрессионизм зародился еще в XIX веке, но получил развитие в кинематографе Германии в этот период.
Эпизод из фильма Фридриха Вильгельма Мурнау «Носферату»
Постмодернизм как насмешка над ужасом мира
Наступает еще более трагический период в истории – Вторая мировая война. И по окончанию начинается эпоха постмодернизма. В его основе лежит принципиально новое чувство в искусстве. Восторг романтизма выдохся на фоне исторических событий, и на смену ему пришла насмешка. Мир сошел с ума, и мы горько смеемся над ним, потому что если относиться ко всему серьезно – это путь к сумасшествию.
«Только представьте: 1962 год, Карибский кризис, мир может в любой момент взорваться огненным вихрем. Преодолеть страх перед новой катастрофой помогает только юмор. И тогда расцветает постмодернизм. Его многие не любят за точное попадание в наши самые слабые места. Логика насмешки проникает и в наш любимый жанр советской комедии».
Эпизод из фильма Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука»)
Когда-то мы все дружно хохотали над этим эпизодом, не отдавая себе отчет в том, что это и есть знаменитая постмодернистская насмешка, главная задача которой – лечить душу после Второй мировой войны.
Как научиться понимать современное искусство
По мнению Алексея Шадрина, совсем не обязательно штудировать энциклопедии, чтобы научиться воспринимать современное искусство. Достаточно узнать, что двигало художником именно в этот период времени. И тогда любая «дичь» станет понятной и даже любимой, особенно если вы поставите себя на место художника и поймете его мотивацию.
А если вы хотите по-настоящему разбираться в современном искусстве, придется немного подтянуть «матчасть». В компании Алексея Шадрина это сделать легко и приятно, ведь ему можно и нужно задавать вопросы и даже поспорить. Пройдите его онлайн-курс «Современное искусство: концепции и практика», где вы углубленно изучите ключевые направления современного искусства.
Екатерина Евченко avatar
Владелица корги, посол муми-троллей в России. Знает все обо всем, потому что писала про все и всегда, а если что-то не знает, то обязательно спросит у тех, кто знает, так как знакома с половиной страны, причем лучшей. Готова повторять и объяснять на пальцах и сделает это с уважением, ведь и сама людей творческих профессий уважает.
Комментарии
Чтобы оставить комментарий
Вам нужно войти или зарегистрироваться
Задать вопрос