Забыли пароль?
 
Войти
через
  
Дарья Гладышева: только закончив работу над фильмом, я открыла книги Довлатова
Дарья Гладышева говорит о кинематографе без придыхания – как уверенный, крепкий профессионал, пришедший в индустрию всерьез и надолго. Восхищенная девчонка пробивается из нее лишь в моменты, когда она рассказывает о своих именитых коллегах – талантливых режиссерах, с которыми ей посчастливилось работать.
Так, последним фильмом Дарьи как монтажера стал фильм «Довлатов» Алексея Германа мл., который привез с «Берлинале-2018» «Серебряного медведя».
Кино уже показали в российских кинотеатрах, но еще продолжают поступать рецензии и звучать оценки, словом, равнодушных нет. Мы встретились с Дарьей, чтобы выяснить как можно больше подробностей о её работе над фильмом, а заодно – поговорить о стратегиях построения карьеры в российском кино и конкретных формулах успеха.

Дарья Гладышева, Монтажер, продюсер, руководитель Киношколы имени МакГаффина, преподаватель.
Даш, каким чудом ты попала на проект «Довлатов»?
– Ничего себе – чудом, я же 10 лет в кино! Нет, я, конечно, брала перерыв на три года, и после «Метро» крупных проектов у меня, действительно, не было. Но в позапрошлом году я вернулась и меня почти сразу же порекомендовали на «Довлатова». У Алексея Германа к тому моменту уже была режиссерская версия, которую уже даже отправили на звук, однако, в ней было «что-то не так». Нужно было поменять руку.
Погоди-погоди, то есть, ты сразу получила готовый фильм? Не сценарий, а именно готовую режиссерскую версию фильма?
– Ну нет (смеется). Сразу я получила только приглашение встретиться с режиссером. Он решил сперва посмотреть на меня – и только потом, после «смотрин», показать мне версию фильма. Мы пообщались, но окончательно нашли общий язык после того, как я все отсмотрела, позвонила ему и начала рассказывать, что бы мне хотелось изменить. Мои предложения его полностью устроили и началась работа.
Кадр из фильма «Довлатов», 2018 год, режиссер Алексей Герман мл., монтаж – Дарья Гладышева.
То есть, ты вносила правки в готовую версию? В чем конкретно состояла твоя задача?
– В итоге фильм был прилично перемонтирован: была изменена структура, целиком убрали некоторые сцены, убрали большую часть затемнений и в итоге появилась версия, которая стала финальной. В титрах нас двое так и есть – «Монтаж: Сергей Иванов и Дарья Гладышева». А вообще авторское кино – это особенная такая вещь, где самое важное для монтажера – добиться соответствия именно режиссерской задумке. Я очень люблю работу таким «доктором монтажа»: это когда ты приходишь со свежим взглядом и новыми руками и говоришь, как можно поправить фильм. Конечно, твой арсенал ограничен: ты не спасешь режиссуру, не спасешь операторскую работу, однако, ты можешь инструментами монтажа сделать фильм доступнее и понятнее для зрителя.
У Германа – это твой первый такой опыт «лечения монтажа»?
– Нет, я уже похожим образом монтировала «Блокбастер». Режиссерская версия «не работала», поэтому меня вот так же пригласили что-то исправить по монтажной части. В итоге моя версия (продюсерская) уехала на Кинотавр, но перед этим она довольно далеко «уехала» от режиссерской. В итоге режиссер даже снял свою фамилию из фильма.
Кадр из фильма «Блокбастер». Монтажер – Дарья Гладышева.
Алексей Герман и Елена Окопная в своих интервью рассказывают о колоссальной подготовительной работе, которую им пришлось проделать, о каком-то невероятном количестве писем и воспоминаний, которые пришлось изучить, об огромных усилиях по воссозданию эпохи… А ты делала что-то особенное?
– Я задавала глупые вопросы. Но я давно для себя решила, что не надо их бояться, поэтому это не было чем-то особенным для меня – обычный рабочий процесс. А вопросы возникали, прежде всего, потому, что взявшись за монтаж, я вдруг поняла, что читала Довлатова лет 10 назад. И мало что помню – только иронию. Наверняка, кто-то на моем месте сгорел бы со стыда и стал судорожно хвататься за книгу, а я вдруг со всей ясностью поняла, что не буду ничего читать до конца монтажа. Есть Герман, который придумал весь этот мир и наверняка знает про Довлатова всё. А я как раз должна стать адвокатом зрителя, который, скорее всего, знает не всё. И лучше я задам свои сто вопросов, чем зритель уйдет из зала с вопросами. Конечно, в какой-то момент я закопалась в Довлатова и стала читать его запоем, открывая для себя, допустим, что некоторые фразы в фильме были цитатами. Но все это – только после того, как закончился монтаж.
– Как тебе работалось с Германом?
Ну, я очень готовилась. Конечно, я пришла уже с определенным опытом, с фильмами, которые были награждены на фестивалях класса «А», но это был новый режиссер, новый человек, с которым надо знакомиться и находить общий язык. Я села, пересмотрела все его фильмы. Режиссер ведь «пробалтывается» в работе, он может тебе в какой-то момент сказать, например: «О, ну лишь бы получилось не так, как в прошлом фильме». И ты должна понимать, о чем речь. И хорошо понимать его самого, ведь цель – помочь ему доделать его фильм – не твой фильм, а его. Конечно, здесь нужно с огромным вниманием относиться именно к общению с человеком, нужно быть хорошим психологом. Первую неделю я его, конечно, очень боялась. Он безумно крутой, он лютый трудоголик, у него есть свое кино в голове, и голова эта не захламлена ничем, в отличие от моей (смеется).
Съемки фильма «Довлатов». Режиссер Алексей Герман мл.
Чего пришлось делать в «Довлатове»? Было что-то необычное, какие-то эффекты, вклейки?
– Это целая тема о том, что должен уметь монтажер. Я, допустим, не умею работать в After Effects, хоть каждый раз и собираюсь закончить специальный курс в Profile. Эффекты? Ну, разве что кеинг и полиэкраны, но их за тебя все равно доделывают специально обученные люди. К тому же, все эти все фишки очень затратны по времени, а время в кино – это самое дорогое. Я вообще выработала простую теорию на этот счет и придерживаюсь её. Есть у тебя монтажная программа? Отлично. Вот всё, что умеет делать эта монтажная программа, должен уметь и ты.
Алексей Герман Младший ведь не только режиссер проекта, но и сценарист. Насколько болезненно он реагировал на твои предложения что-то вырезать, например? Спорили? Бодались?
– Такое, чтоб прямо «ножом по сердцу» вырезали еще до меня. Вырезали, к примеру, целого персонажа. В моей работе уже не было никакой гонки за хронометражом, хотя такое кино всегда кажется чуть более длинным, чем нужно. Но уже мало что можно было вырезать, потому что там все было связано драматургически. Но что-то менялось, конечно. Допустим, сны. Пришлось полностью менять концепцию снов героя в фильме, чтоб они были гармоничны. Но Герман все предложения принимал нормально, его вообще нельзя назвать каким-то таким сентиментальным режиссером – хотя такие бывают – который бы рыдал из-за каждого вырезанного куска. К тому же, какие-то очень радикальные решения в таком кино невозможны, оно же, повторюсь, авторское. А на авторском кино я всегда воюю за режиссера.
Дарья Гладышева.
А не на авторском кино за кого должен воевать монтажер?
– Если я на блокбастере – я выбираю позицию зрителя. И даже чаще воюю на стороне продюссеров, потому что они в кино для массового зрителя продюсеры часто видят фильм лучше, чем сами режиссеры.
Скажи честно: не чесались руки что-то сделать со сценой гибели героя Данилы Козловского?
– Про нее многие спрашивают. Я ее пыталась смонтировать «по-человечески», но там было «так снято». Нельзя уже было поменять стилистику, там вся динамика внутри кадра: она не могла быть переделана за счет склеек. Ну и мало ли что там у тебя чешется: это режиссерское видение такое. Вряд ли монтажер, даже самый опытный и самый взрослый, может сделать для авторского фильма что-то лучшее, чем режиссер – на то оно и «авторское». И не должно быть никаких дебатов: монтажер обязан сделать максимум для того, чтобы у фильма была «одна рука». Фильм может не получиться, может быть неудачным, но он должен оставаться единым высказыванием.
Алексей Герман мл и Данила Козловский на съемках фильма «Довлатов»
Даш, а каково это – монтировать фильм, где актеров впоследствии полностью переозвучивают? Какие нюансы?
– Да, это нюанс.Главный герой, жена, главный редактор — актеры не русскоязычные. Они произносят русские слова с жесточайшим акцентом. Поэтому, когда монтируешь, выбираешь дубли только по визуальному ряду. В этом фильме весь звуковой мир вообще сделан на постпродакшне – каждый звук. Я фильм со звуком целиком увидела только на премьере, как обычный зритель.
Расскажи про фестиваль? Это не первый твой фестиваль, тебя уже там знают. Как принимали в этот раз?
– Да, это особая история. Три года назад я была участницей Berlinale Talents — образовательного кампуса для молодых кинематографистов при фестивале в Берлине. И если ты возвращаешься в основной конкурс фестиваля — они считают это победой и правильной ставкой. Поэтому фестиваль меня ждал: организаторы взяли у меня интервью, зал принял очень круто. Фестивальная публика очень искушенная и требовательная, но «Довлатова» принимали очень хорошо. Было несколько тяжелых момнетов (вопросы к финалу, например), но общее впечатление, чувствовалось, что положительное. Российская публика в этом плане отличается, конечно. Ты же помнишь, что сперва фильм должен был идти в наших кинотеатрах всего четыре дня – и везде про это писали. А потом – раз – и продлили. Ну и вместо того, чтоб говорить о фильме, народ всерьез ринулся обсуждать коварных лживых продюсеров, которые обманным путём подняли интерес к своему фильму. Но я стараюсь даже не читать эти дискуссии, надеясь, что они сами собой утихнут и люди поймут, что это очень крутой прецедент, от которого всем (в особенности, авторскому кино) станет только лучше.
Я еще читала много мнений на тему «специального кино, сделанного с расчетом на фестиваль».
— Нет, Герман в другой весовой категории, ему не нужна конъюнктура и он точно не станет бегать за фестивальными наградами. Ему уже интересно плюнуть в вечность. «Довлатов» — это шаг навстречу зрителю. Так что это зрительское кино в германовской фильмографии. Наш зритель вообще почему-то думает, что у нашего кино плохой статус, но это не так. В последние годы наметилось явное движение вверх. Конечно, выходит куча разного дерьма, но снимается и хорошее кино. Вопрос в том, что вы смотрите. Не смотрите дерьмо.
Даш, расскажи, как вообще действовать после того, как ты освоил монтажный софт и вышел на рынок в поисках проектов. За что хвататься?
– Когда ты только начинаешь – нужно браться за всё подряд. Хотя бы для того, чтобы разобраться, что фигня, а что – круто. Конечно, хочется сразу стать монтажером классных историй или чего-то, что войдет в историю, но произойдет только тогда, когда появится выбор. Нет выбора? Тебе нужен опыт, в том числе и негативный.
Поделись эффективной образовательной стратегией: что и где изучать, куда подавать заявки?
– Нет идеальной схемы. Куча крутых монтажеров вообще нигде не учились. Я, напротив, люблю учиться и не люблю сама разбираться с кнопочками – мне нужно, чтоб мне показали. Поэтому в свое время я пошла к Дмитрию Ларионову и выучила Final Cut Pro. Еще у меня за плечами ВГИК: я ходила на режиссуру, на историю кино, на сценарное. Но монтажу там не учили. Здесь только практика. Ну и понимание, что такое язык кино и чем он отличается от языка театра, литературы, живосписи и других видов искусств.
И где этого набраться?
Можно у меня на онлайн-курсе Короткометражный фильм: практика монтажа, например. Я объясняю там эти вещи, учу тому, что есть правила монтажа, а есть приемы монтажа. И чтобы быть профессиональным монтажером иногда приходится делать монтаж, который тебе бы никогда не понравился. Хороший монтаж - штука объективная. Он должен отвечать своим целям и задачам конкретного кино, помогать режиссеру. Тебе он нравиться не обязан. Я учу ориентироваться в куче субъективных мнений разных людей и делать объективно хорошие вещи.
Что нужно уметь, чтоб попасть к тебе на курс? Сколько это стоит? Сколько занимает времени? Как проходит обучение?
– Нужно освоить кнопки и сориентироваться в рабочем процессе, пройдя практику монтажа на онлайн-курсах у Дмитрия Ларионова, а потом – сразу ко мне: где вы еще сможете не выходя из дома смонтировать художественное кино сходу? Нигде. Это простой, эффективный и дешевый способ достичь какого-то уровня. Подробнее можно почитать на сайте, сейчас как раз идет набор в мою группу и, кажется, есть места. Проверьте.
Алена Чорнобай avatar
Стальная женщина-пиарщик, расслабленная литературным институтом. Способна написать пресс-релиз гекзаметром, перешутить комика и перекричать пароходный гудок. Единственный блогер, которому официально разрешено использовать обсценную лексику. Пишет летопись школы.
Комментарии (1)
Чтобы оставить комментарий
Вам нужно войти или зарегистрироваться
Андрей Фиолетов avatar
Андрей Фиолетов,26 апреля 2018 в 14:45# | Ответить
Алёна, согласен.
Чтобы оставить комментарий
Вам нужно войти или зарегистрироваться
Задать вопрос